Хбп и хпн одно и тоже

Содержание

Ключевые слова

  • Альбуминурия;
  • гематурия;
  • гемодиализ;
  • гемодиафильтрация;
  • геморрагическая лихорадка с почечным синдромом;
  • гломерулонефрит;
  • диабетическая нефропатия;
  • заместительная почечная терапия;
  • кардиоренальный синдром;
  • непрерывная почечная заместительная терапия;
  • протеинурия;
  • сердечная недостаточность;
  • скорость клубочковой фильтрации;
  • терминальная почечная недостаточность;
  • хроническая болезнь почек;
  • хроническая почечная недостаточность;
  • хронический интерстициальный нефрит;
  • хронический нефритический синдром;
  • хронический нефритический синдром.

Список сокращений

АВ — атриовентрикулярная (блокада, проводимость)

АД — артериальное давление

АДГ — антидиуретический гормон

АНЦА — антинейтрофильные цитоплазматические аутоантитела 

АТ II — ангиотензин II

БКК — блокаторы кальциевых каналов

БРА — блокаторы рецепторов ангиотензина II

БЭН — белково-энергетическая недостаточность

ГБМ — гломерулярная базальная мембрана

ГД — гемодиализ

https://www.youtube.com/watch?v=ytcreatorsru

ГДФ — гемодиафильтрация

ГН — гломерулонефрит

ГРС — гепаторенальный синдром

ГУС — гемолитико-уремический синдром

ДИ — доверительный интервал

ЗПТ — заместительная почечная терапия

иАПФ — ингибиторы ангиотензинпревращающего фермента

ККОС — клубочково-канальцевая обратная связь

КОС — кислотно-основное состояние

КРС — кардиоренальный синдром

КРС —кардиоренальный синдром

КТ — компьютерная томография

КФ — клубочковая фильтрация

КФО — комплексное функциональное обследование почек

ММ — молекулярная масса

МО — мочевая обструкция

МТ — масса тела

ННА — ненаркотические анальгетики

НПВП — нестероидные противовоспалительные препараты

НПЗТ — непрерывная почечная заместительная терапия

НС — нефротический синдром

ОМ — объем мочи

ОПН — острая почечная недостаточность

ОПП — острое повреждение почек

ОПСС — общее периферическое сосудистое сопротивление

ОЦК — объем циркулирующей крови

ОЦП — объем циркулирующей плазмы

п/ж — подкожно-жировая (клетчатка)

ПД — перитонеальный диализ

ПОЛ — перекисное окисление липидов

ПЦР — полимеразная цепная реакция

РААС — ренин-ангиотензин-альдостероновая система

РКИ — рандомизированное клиническое исследование

РТ — рост

СВ — сердечный выброс

СД — сахарный диабет

СН — сердечная недостаточность

ХрТИНС — хронический тубулоинтерстициальный нефритический синдром

Термины и определения

Острое повреждение почек – патологическое состояние, характеризующееся быстрым развитием дисфункции почек в результате непосредственного острого воздействия ренальных и/или экстраренальных повреждающих факторов.

Скорость клубочковой фильтрации –  это объем ультрафильтрата или первичной мочи, образующийся в почках за единицу времени. Величина СКФ определяется величиной почечного плазмотока, фильтрационного давления, фильтрационной поверхности и массы действующих нефронов. Используется, как интегральный показатель функционального состояния почек.

Хроническая болезнь почек – патологическое состояние, характеризующееся персистенцией признаков повреждения почек длительностью более 3-х месяцев подряд.   в результате перманентного воздействия ренальных и/или экстраренальных повреждающих факторов.

1.2  Этиология и патогенез

ХБП является наднозологическим понятием, рассматривается в рамках синдрома и отражает прогрессирующий характер хронических заболеваний почек, в основе которого лежат механизмы формирования нефросклероза.

Таблица 1. Основные факторы риска ХБП (K/DOQI, 2002, 2006)

Факторы

Примеры

Предрасполагающие

Пожилой возраст.

Семейный анамнез.

Инициирующие

Сахарный диабет

Артериальная гипертензия

Иммунные заболевания

Системные инфекции

Инфекции мочевыводящих путей

Мочекаменная болезнь

Обструкция нижних мочевыводящих путей

Нефротоксичные лекарственные препараты

Прогрессирования

Артериальная гипертензия

Гипергликемия

Дислипилемия

Курение

Протеинурия

Спектр заболеваний, приводящих к развитию ХБП весьма широк:

  • Заболевания клубочков (хронический гломерулонефрит), канальцев и интерстиция (хронический тублоинтерстициальный нефрит, в том числе пиело-нефрит);
  • Диффузные болезни соединительной ткани (системная красная волчанка, системная склеродермия, узелковый полиартериит, гранулематоз Вегенера, геморрагический васкулит);
  • Болезни обмена веществ (сахарный диабет, амилоидоз, подагра, гипероксалурия);
  • Врожденные заболевания почек (поликистоз, гипоплазия почек, синдром Фанкони);
  • Первичные поражения сосудов: АГ, стеноз почечных артерий;
  • Обструктивные нефропатии: мочекаменная болезнь, опухоли мочеполовой системы;
  • Лекарственные поражения почек (ненаркотические анальгетики, нестероидные противовоспалительные и другие препараты);
  • Токсические нефропатии (свинцовая, кадмиевая, кремниевая, алкогольная).

Существенное влияние на развитие и прогрессирование хронических заболеваний почек может оказать целый ряд факторов: лекарственные препараты, алкоголь и курение, состояние окружающей среды, климат, характер и традиции питания, генетические особенности популяции, инфекции и др.

Многие факторы развития дисфункции почек одновременно являются и «традиционными» сердечно-сосудистыми факторами риска: артериальная гипертония, сахарный диабет, дислипидемия, ожирение, метаболический синдром, табакокурение.

С другой стороны, результаты многочисленных исследований указывают на то, что так называемые  кардиоваскулярные риски (анемия, хроническое воспаление, оксидативный стресс, активация ренин-ангиотензин-альдостероновой системы, стресс, гиперурикемия, натрийуретические факторы и др.), ассоциируются и с прогрессирующей дисфункцией почек.

К немодифицируемым факторам риска развития ХБП относят:

  • пожилой возраст;
  • мужской пол;
  • исходно низкое число нефронов;
  • расовые и этнические особенности;
  • наследственные факторы (в том числе семейный анамнез по ХБП). 

К модифицируемым факторам риска развития ХБП относят:

  • Сахарный диабет;
  • Артериальную гипертензию;
  • Анемию;
  • Альбуминурию/протеинурию;
  • Метаболический ацидоз;
  • Гиперпаратиреоз;
  • Высокобелковую диету;
  • Повышенное потребление натрия с пищей;
  • Сердечно-сосудистые заболевания;
  • Аутоиммунные болезни;
  • Хроническое воспаление/системные инфекции;
  • Инфекции и конкременты мочевых путей;
  • Обструкцию мочевых путей;
  • Лекарственную токсичность;
  • Дислипопротендемию;
  • Табакокурение;
  • Ожирение/метаболический синдром;
  • Гипергомоцистеинемию.

1.3. Эпидемиология

Распространенность ХБП сопоставима с такими социально значимыми заболеваниями, как гипертоническая болезнь и сахарный диабет (СД), а также ожирение и метаболический синдром. Признаки повреждения почек и/или снижение скорости клубочковой фильтрации (СКФ) выявляют, как минимум, у каждого десятого представителя общей популяции.

При этом сопоставимые цифры были получены как в индустриальных странах с высоким уровнем жизни, так и в развивающихся странах со средним и низким доходом населения (табл. 2). Результаты проведенных эпидемиологических исследований в России показали, что проблема ХБП для нашей страны является не менее острой.

Таблица 2. Распространенность хронической болезни почек в мире по данным популяционных исследований.

Страна

Исследование

Распространенность ХБП

1–5-я стадии, %

3–5-я стадии, %

США

NHANES, 1999–2006

15

8,1

Нидерланды

PREVEND, 2005

17,6

Испания

EPIRCE, 2005

12,7

Китай

Beijing study, 2008

14

6,5

Япония

Imai и соавт., 2007

18,7

Австралия

AusDiab, 2008

13,4

7,7

Конго

Kinshasa study, 2009

12,4

8

Признаки ХБП отмечаются более чем у 1/3 больных с хронической сердечной недостаточностью; снижение функции почек наблюдается у 36% лиц в возрасте старше 60 лет, у лиц трудоспособного возраста; снижение функции отмечается в 16% случаев, а при наличии сердечно-сосудистых заболеваний его частота возрастает до 26% [3-6].

По данным официальной статистики, почечная смертность относительно низка. Это связано с развитием методов заместительной терапии [диализ и трансплантация почки (ТП)], а также с тем, что непосредственной причиной гибели пациентов с нарушенной функцией почек (на додиализном и диализном этапах лечения) являются сердечно-сосудистые осложнения.

Поэтому в официальных отчетах случаи смерти больных с нарушенной функцией почек учитываются как обусловленные сердечно-сосудистыми причинами, а роль заболевания почек как основного фактора сердечно-сосудистого риска игнорируется.

Оказание помощи пациентам с ХБП требует высоких материальных затрат [8-12]. В первую очередь это касается проведения ЗПТ — диализа и ТП, которая жизненно необходима пациентам с терминальной почечной недостаточностью, развивающейся в исходе нефропатий различной природы.

По ориентировочным оценкам, во всем мире на программы диализа в начале 2000-х гг. ежегодно выделялось 70–75 млрд долл. США [13]. В США расходная часть бюджета системы Medicare, на-правляемая на обеспечение ЗПТ, достигает 5%, тогда как доля этих па-циентов составляет всего 0,7% от общего числа больных, охваченных данной системой [14].

В России, по данным Регистра Российского диализного общества, в 2007 г. различные виды ЗПТ получали более 20 000 человек, ежегодный прирост числа этих больных в среднем составляет 10,5%. В нашей стране средний возраст больных, получающих ЗПТ, составляет 47 лет, т.е.

в значительной мере страдает молодая, трудоспособная часть населения. На сегодняшний день, несмотря на определенный прогресс в развитии ЗПТ в России в течение последних 10 лет, обеспеченность населения РФ этими видами лечения остается в 2,5–7 раз ниже, чем в странах Евросоюза, в 12 раз ниже, чем в США [15].

В то же время возможности нефропротективной терапии, которая позволяет затормозить прогрессирование ХБП и стабилизировать функцию почек, а затраты на которую в 100 раз ниже, чем на ЗПТ, используются неэффективно.

ПОДРОБНОСТИ:   Урология одно яичко у мужчины

Таким образом, быстрый рост в популяции числа больных со сниженной функцией почек — не узкоспециальная, а общемедицинская междисциплинарная проблема, имеющая серьезные социально-экономические последствия [16-19].

Она требует, с одной стороны, перестройки и усиления нефрологической службы — не только за счет открытия новых диализных центров и развития трансплантологии, но укрепления ее структур, направленных на проведение этиотропного, патогенетического и нефропротективного лечения с целью предотвращения терминальной почечной недостаточности (ТПН).

С другой стороны, необходима всемерная интеграция нефрологии и первичного звена здравоохранения, а также других специальностей с целью проведения широких профилактических мероприятий, ранней диагностики ХБП, обеспечения преемственности лечения и эффективного использования имеющихся ресурсов.

Концепция ХБП, обеспечивающая унификацию подходов как к профилактике, так и к диагностике и лечению нефропатий разной природы, создает предпосылки для решения этих важных задач здравоохранения.

2. Диагностика

Критерием снижения функции почек является уровень СКФ, стандартизированной на поверхность тела, находящийся ниже нормальных значений, т.е. ниже 90 мл/мин/1,73 м2. СКФ в пределах 60–89 мл/ мин/1,73 м2 расценивают как начальное или незначительное ее снижение.

Для установления ХБП в этом случае необходимо наличие также маркеров почечного повреждения. При их отсутствии ХБП не диагностируется. Для лиц 65 лет и старше это расценивают как вариант возрастной нормы.

Если СКФ ниже 60–89 мл/мин/1,73 м2, наличие ХБП устанавливается даже при отсутствии каких-либо маркеров почечного повреждения.

Трехмесячное ограничение (критерий стойкости) в качестве временного параметра определения ХБП было выбрано потому, что в данные сроки острые варианты развития дисфункции почек, как правило, завершаются выздоровлением или приводят к очевидным клинико-морфологическим признакам хронизации процесса.

ХБП — понятие наднозологическое, в то же время оно не является формальным объединением хронических почечных заболеваний различной природы в одну большую аморфную группу, подменяя этиологический принцип.

Понятие ХБП, с одной стороны, отражает наличие общих факторов риска развития и прогрессирования нефропатий, универсальных механизмов формирования нефросклероза и вытекающих отсюда способов первичной и вторичной профилактики, а также наличие общего исхода — ТПН.

Следует подчеркнуть, что понятие ХБП не отменяет нозологический подход к диагностике заболеваний почек. Необходимо добиваться идентификации конкретной причины (или причин) развития повреждения почек, для того чтобы установить нозологический диагноз и максимально рано назначить соответствующую этиотропную и патогенетическую терапию.

В то же время концепция ХБП при разных нозологических формах является универсальным инструментом для определения степени нарушения функции, расчета риска развития ТПН и сердечно-сосудистых осложнений, планирования и оценки эффективности нефропротективного лечения, подготовки и начала ЗПТ.

  • Рекомендовано устанавливать на основании следующих критериев: выявление любых клинических маркеров повреждения почек, подтвержденных на протяжении периода длительностью не менее 3 мес; наличие маркеров необратимых структурных изменений органа, выявленных однократно при прижизненном морфологическом исследовании органа или при его визуализации; снижение СКФ {amp}lt;60 мл/мин/1,73 м2, сохраняющееся в течение 3 и более месяцев, вне зависимости от наличия других признаков повреждения почек.

Уровень убедительности рекомендаций А (уровень достоверности доказательств – 1).

3.2 Иное лечение

  • Рекомендовано  устранение или минимизация факторов риска развития ХБП в соответствии с принципами доказательной медицины.

Хорошо известно, что высокое потребление белка (в первую очередь животного) ассоциируется со своеобразными гемодинамическими сдвигами в почках, которые выражаются в снижении почечного сосудистого сопротивления, нарастании почечного кровотока и гломерулярной ультрафильтрации.

На этом фоне уменьшается коэффициент гломерулярной ультрафильтрации (Kf). Снижение Kf в данных условиях рассматривается в качестве реакции, призванной ограничить неконтролируемый рост СКФ в отдельном нефроне.

Понятно, что в такой ситуации уменьшение величины Kf должно приводить к усугублению интрагломерулярной гипертензии. Очевидно, такие изменения могут способствовать акцелерации почечных повреждений по гемодинамическому механизму (Кучер А.Г. и соавт., 2004; Кучер А.Г. и соавт., 2007).

Однако влияние значительного количества протеинов в рационе на состояние почек не исчерпывается только гемодинамическими эффектами.

Например, на фоне повышенного потребления белка наблюдается нарастание конечных продуктов гликирования, которые запускают сложный каскад реакций, включающий генерацию активных форм кислорода. Последние, в свою очередь, активируют сигнальные пути митоген-активируемых протеинкиназ, протенкиназы С и активаторов транскрипции.

Это сопровождается нарастанием экспрессии провоспалительных (NF-?B, моноцитарного хемоаттрактантного протеина-1, фактора некроза опухолей-?) и профибротических (трансформирующего фактора роста-?, фактора роста соединительной ткани, фактора роста тромбоцитарного происхождения) субстанций.

В такой ситуации происходит трансформация канальцевых клеток в миофибробласты, что в конечном итоге приводит к тубулярной атрофии и фиброзу интерстиция. Свой вклад в формирование почечных повреждений в условиях высокого потребления белка вносит усугубление ацидоза и активация эндотелина-1 (Uribarri J. и соавт., 2006; Wesson D.E. и соавт., 2007).

Необходимо отметить, что вопрос о взаимоотношениях между потре-блением белков и состоянием почек крайне сложен (Lentine K. и соавт., 2004; Pecoits-Filho R., 2007).

По-видимому, такие взаимосвязи определяются не только количеством, но и качеством пищевого протеина. Есть основания считать, что растительные белки оказывают меньшую нагрузку на почки, чем животные. При этом протеины сои (даже при высоком потреблении белка) оказывают, возможно, не только меньшее негативное влияние на почечную гемодинамику, но и обладают кардиопротективным, нефропротективным и антисклеротическим действием (Кучер А.Г. и соавт., 2007; Uribarri J. и соавт., 2006; Sacks F.M. и соавт., 2006).

В практике лечения больных на додиализных стадиях ХБП используется довольно много вариантов диетических предписаний, связанных с ограничением поступления белка, хотя результаты применения малобелковой диеты (МБД) (0,6–0,8–1,0 г белка/кг массы тела/сут) в плане за-медления прогрессирования ХБП оказались неоднозначными (Klahr S. и соавт., 1994; Hansen H.P. и соавт., 2002; Meloni C. и соавт., 2002; P?ls L.T. соавт., 2002; Meloni C. и соавт., 2004).

Тем не менее последние накопленные данные позволяют полагать, что ограничение белка в рационе действительно приводит к умеренному позитивному эффекту в плане почечного прогноза при ХБП (Fouque D., Laville M., 2009).

У детей с ХБП содержание белка в рационе должно соответствовать возрастной норме, поскольку его дефицит отрицательно сказывается на росте и развитии. Исключение могут составлять ситуации с крайней степенью выраженности гиперфосфатемии и гиперпаратиреоидизма.

Включение в МБД комбинации эссенциальных аминокислот и их кетоаналогов приводит к замедлению прогрессирования ХБП (Teschan P.E. соавт., 1998; Prakash S. и соавт., 2004; Mitch W.E., 2005). При исполь-зовании препарата эссенциальных аминокислот и их кетоаналогов длительное применение МБД в додиализном периоде не вызывает нарушения белкового обмена, что благоприятно отражается на результатах последующей заместительной терапии (Chauveau P. и соавт., 2009).

Наконец, опыт многолетнего использования МБД с включением соевого изолята SUPRO 760 (0,3–0,4 г белка/кг/ИМТ/сут на основе обыч-ных продуктов питания плюс соевый изолят из расчета 0,3–0,2 г белка/ кг/ИМТ/сут) свидетельствует о том, что такие рационы действительно могут замедлить прогрессирование ХБП, по крайней мере у части боль-ных (Кучер А.Г. и соавт., 2007).

При формировании рационов у пациентов с ХБП можно руководствоваться рекомендациями JNC 7, модифицированными для ХБП (табл. 14) (Смирнов А.В. и соавт., 2009).

Нарушения минерального обмена. Нарушения гомеостаза кальция и фосфора и проявления вторичного гиперпаратиреоза прогрессируют по мере снижения СКФ. При этом критическим значением рСКФ, при котором начинают наблюдаться подавление активности 1?

-гидроксилазы в почках, повышение сывороточной концентрации неорганического фосфора, уменьшение концентрации кальция в сыворотке крови и на-растание уровня паратгормона (ПТГ), считается 60 мл/мин/1,73 м2.

Эти изменения не только вызывают развитие остеодистрофии, но и способствуют кальцификации сосудов и мягких тканей и увеличивают уровень кардиоваскулярной заболеваемости и смертности на более поздних стадиях ХБП (Goodman W.G. и соавт., 2004).

Таблица 14. Содержание макронутриентов и минералов в диете для пациентов с гипертензией, согласно рекомендациям JNC 7, модифицированное для хронической болезни почек

ПОДРОБНОСТИ:   Можно ли пить пиво перед сдачей анализов — schket

Нутриент

Стадия ХБП

Стадии С1–С4

Натрий, г/сут*

{amp}lt;2,4

Общее количество жиров, % энергообеспечения

{amp}lt;30

Насыщенные жиры, % энергообеспечения

{amp}lt;10

Холестерин, мг/сут

{amp}lt;200

Углеводы, % энергообеспечения**

50–60

Стадии

Стадии

С1–С2

С3а–С4

Белок, г/кг/сут, % энергообеспечения***

1,0/13

0,6–0,8/10

Фосфор, г/сут

1,7

0,8–1,0

Калий, г/сут

{amp}gt;4

2–4

* Не рекомендовано при солевом истощении.

Исходя из того, что энергообеспеченность за счет белков, жиров и углеводов составляет 100%.

Потребление белка 1,3–1,4 г/кг/сут соответствует обычной западной диете (Fouque D. и соавт., 2011). Такой уровень потребления белка для пациентов с ХБП представляется завышенным. При ХБП 1–2 стадий содержание протеина в рационе не должно превышать 1,0 г/кг/сут.

За последние два десятилетия существенно расширились представления о кальций-фосфорном гомеостазе, его нарушениях при ХБП подходах к коррекции этих расстройств (Добронравов В.А., 2011). К наиболее крупным достижениям в физиологии и патофизиологии гомеостаза кальция и фосфора следует отнести открытие фосфатурических гормонов (прежде всего фактора роста фибробластов 23) и расшифровку механизмов его действия на клеточно-молекулярном уровне с участием вспомогательного белка klotho.

бифосфонаты, кальцимиметики, активаторы рецепторов витамина D, севеламер, лантана карбонат и др. В нефрологии все это послужило причиной для создания новых концепций, например, «chronic kidney disease and mineral and bone disorders — CKD-MBD» (отечественный эквивалент — минеральные и костные нарушения при хронической болезни почек) и существенному пересмотру действующих рекомендаций по диагностике, профилактике, контролю и лечению таких расстройств (Практические рекоменда-ции KDIGO…, 2011).

4. Реабилитация

У больных с ХПН постепенно наблюдается снижение почечной функции с развитием ХБП 5-й стадии. Прогрессирование ХПН обычно происходит меньшими темпами, чем при хронических гломерулонефритах, однако и методы терапевтического сдерживания при данной патологии весьма ограничены.

В случае развития ХБП 5-й стадии больному осуществляется ЗПТ в соответствии с общепринятыми подходами. Поскольку ХПН чаще развивается в пожилом и старческом возрасте, при ведении больных необходимо учитывать сопутствующую сердечно-сосудистую патологию и сахарный диабет, часто наблюдаемые у пациентов этой возрастной группы.

Критерии оценки качества медицинской помощи

Критерии качества

Уровень достоверности доказательств

Уровень убедительности рекомендаций

    1.

 Выполнена консультация врача-нефролога (стадии ХБП 3,4,5)

 1

В

    2.

 Выполнен расчет скорости клубочковой фильтрации

 1

В

    3.

Выполнено ультразвуковое исследование почек

 1

В

 

Выполнен общий (клинический) анализ крови развернутый

1

 В

    4.

 Выполнен анализ крови биохимический общетерапевтический  (креатинин, мочевина, мочевая кислота, общий белок, альбумин,  глюкоза, холестерин, липопротеины высокой плотности,  липопротеины низкой плотности, триглицериды, калий, натрий)

 1

В

 

Выполнен общий (клинический) анализ крови развернутый

 1

  С

    5.

Выполнена терапия методами диализа (при наличии показаний)

 1

 В

Приложение А1. Состав рабочей группы

Руководители группы

Смирнов А.В., д.м.н., профессор, директор Научно-исследовательского института нефрологии ФГБОУ ВО «Первый Санкт-Петербургский государственный медицинский университет имени академика И.П. Павлова» Министерства здравоохранения Российской Федерации.

Добронравов В.А., д.м.н., профессор, заместитель директора Научно-исследовательского института нефрологии ФГБОУ ВО «Первый Санкт-Петербургский государственный медицинский университет имени академика И.П. Павлова» Министерства здравоохранения Российской Федерации

Члены группы

Шилов E.М., д.м.н., профессор, заведующий кафедрой нефрологии и гемодиализа Института профессионального образования ФГБОУ ВО «Первый МГМУ им. И.М. Сеченова» Минздрава России, главный внештатный специалист нефролог Министерства Здравоохранения России,

Румянцев А.Ш. д.м.н., профессор кафедры факультетской терапии медицинского факультета ФГБОУ ВО «Санкт-Петербургский государственный университет».

Есаян А.М., д.м.н., профессор, заведующий кафедрой нефрологии и диализа ФГБОУ ВО «Первый Санкт-Петербургский государственный медицинский университет имени академика И.П. Павлова» Министерства здравоохранения Российской Федерации.

Каюков И.Г., д.м.н., профессор, заведующий лабораторией клинической физиологии почек Научно-исследовательского института нефрологии ФГБОУ ВО «Первый Санкт-Петербургский государственный медицинский университет имени академика И.П. Павлова» Министерства здравоохранения Российской Федерации.

Кучер А.Г., д.м.н., профессор, профессор кафедры пропедевтики внутренних болезней ФГБОУ ВО «Первый Санкт-Петербургский государственный медицинский университет имени академика И.П. Павлова» Министерства здравоохранения Российской Федерации.

Ватазин А.В., д.м.н., профессор, руководитель отдела трансплантологии, нефрологии и хирургической гемокоррекции ГБУЗ «Московский областной научно-исследовательский клинический институт им. М.Ф. Владимирского».

Конфликт интересов

Хроническая почечная недостаточность и эффекты малобелковой диеты: улучшение липидного метаболизма

Во время лечения малобелковой диетой (МБД) снижается потребление насыщенных жиров, связанных с белками животного происхождения, что приводит к улучшению липидного профиля. Bernard и др. сообщали, что снижение потребления белка на 40% (с 1,1 до 0,7 г/кг/сут) в течение 3 месяцев приводило к увеличению уровня липопротеина AI и соотношения апо-AI/апо-B [40].

В другом исследовании соблюдение МБД в течение 6 месяцев приводило к уменьшению оксидативного стресса за счет снижения уровня малонового диальдегида эритроцитов и повышения содержания полиненасыщенных жирных кислот, а именно C22:4 и C22:5.

Хроническая почечная недостаточность и эффекты малобелковой диеты: уменьшение протеинурии

Kaysen с соавт. [42] и другие исследователи показали, что малобелковая диета (МБД) может уменьшать экскрецию белка с мочой. Во многих клинических исследованиях сообщалось о линейной зависимости между снижением потребления белка и уменьшением протеинурии [43].

У большинства пациентов минимальные значения протеинурии были достигнуты в течение 3 месяцев после назначения МБД; хотя при этом отмечались значительные индивидуальные колебания. Наблюдалось уменьшение протеинурии в среднем на 20–40%. Снижение протеинурии улучшает уровень альбумина сыворотки и липидные нарушения.

Назначение ингибиторов ангиотензин-превращающего фермента в комбинации с ограничением потребления белка приводит к более выраженному снижению протеинурии, чем применение каждого метода в отдельности [43, 44].

Уменьшение протеинурии в ответ на фармакотерапию является сильным предиктором почечного прогноза. Например, кратковременное уменьшение протеинурии является одной из детерминант скорости прогрессирования почечной недостаточности и может применяться для выявления пациентов, у которых результаты диетической интервенции будут наиболее благоприятны.

Малобелковая диета максимально эффективна у пациентов с высокой исходной протеинурией и высоким риском прогрессирования хронической почечной недостаточности. Сходные результаты получены при назначении антагонистов рецепторов ангиотензина II [45, 46].

Хроническая почечная недостаточность и эффекты малобелковой диеты: контроль артериального давления

Пищевые продукты, содержащие белки животного происхождения, обычно богаты фосфором (на 1 г белка приходится около 13 мг фосфора). Поэтому ограничение потребления белка приводит к уменьшению поступления в организм и фосфора.

Снижение потребления фосфора (например, до 800 мг/сут) приводит к уменьшению уровня паратиреоидного гормона в сыворотке и улучшению минерального обмена у пациентов с ХПН, не получающих диализную терапию [37, 38].

В качестве примера можно привести уменьшение выраженности почечной остеомаляции и остеофиброза через 1 год соблюдения малобелковой диеты и применения кетоаналогов незаменимых аминокислот [39].

Потребление белков животного происхождения сопровождается увеличением поступления натрия в организм. Поэтому увеличение в рационе доли белков растительного происхождения и уменьшение содержания животных белков позволит снизить потребление пациентами натрия [47].

В недавнем исследовании INTERMAP, включавшем более 4500 здоровых добровольцев, потребление белков растительного происхождения приводило к снижению систолического и диастолического артериального давления на 2 мм рт. ст. и 1,3 мм рт. ст.

соответственно [48]. Это наблюдение в дальнейшем было подтверждено Bellizzi и соавт. [47], отметившими значительное улучшение показателей артериального давления у пациентов с ХПН на фоне малобелковой диеты (реальное потребление белка было 0,54±0,11 г/кг/сут) и применения незаменимых кето/аминокислот.

Оценить количество белка, потребляемого пациентом, можно двумя путями:

  1. потребление по данным пищевых дневников;
  2. по экскреции мочевины с мочой (у пациентов до терминальной стадии почечной недостаточности) [52]:
  3. N пищи (г/сут) = UNA (г/сут) 0,031 х m (кг), где N – азот, m – фактическая масса тела, а UNA – содержание азота мочевины в суточной порции мочи. Для получения общего количества потребления белка N умножают на 6,25.

Соблюдением малобелковой диеты можно считать реальное количества потребления белка ±20% от предписанного количества.

В контролируемых исследованиях реальное потребление белка обычно выше на 10–20% [53, 54]. В менее контролируемых условиях реальное потребление белка может быть даже выше предписанного на 25-50% [55, 56].

Около 70% пациентов могут достигать целевого количества под наблюдением опытной команды врачей [55, 57]. Интересно отметить, что комплаенс (приверженность лечению) пациентов не зависит от степени ограничения белка или одновременного назначения кето/аминокислот [55, 56].

Для хороших результатов очень важно добиться сознательного и аккуратного соблюдения пациентами всех предписанных диетических ограничений. Следует регулярно проводить контроль реального потребления белка, нутритивного статуса и при необходимости корректировать назначения (см. таблицу).

ПОДРОБНОСТИ:   Опухло яичко у мужчины: причины и лечение

Контроль диеты у пациентов до терминальной стадии ХБП

Каждый месяц в течение 4 месяцев, затем 1 раз в 3–4 месяца:
Диетическое интервью Разработка пищевого рациона
Подбор продуктов в соответствии со вкусами пациента и его финансовыми возможностями
Трехдневные пищевые дневники Оценка реальной калорийности рациона
Проверка понимания пациентом диеты и контроль ее соблюдения по экскреции мочевины
Суточная экскреция мочевины с мочой Оценка реального потребления белка
Каждые 3–4 месяца клинический осмотр:
Масса тела, антропометрия (факультативно), субъективная общая оценка (факультативно)
 
Каждые 3–4 месяца биохимические анализы:
Альбумин сыворотки, преальбумин сыворотки, холестерин сыворотки
 

Малобелковая диета: безопасность применения

Пациентам с ХБП может оказаться достаточно сложно уменьшить потребление белка без сокращения объема принимаемой пищи; также в некоторых случаях существует риск энергетического дефицита [49]. В связи с этим очень полезна помощь диетолога.

При адекватном регулярном наблюдении после подробного обучения энергетическая ценность рациона часто даже превышает искомые 30 ккал/кг/сут, и пациенты могут поддерживать состав тела на должном уровне в течение длительного времени [29, 50, 51].

При внимательном отношении к рациону у пациентов, соблюдающих малобелковую диету в течение нескольких лет до развития терминальной стадии почечной недостаточности, дальнейшая выживаемость на хроническом диализе не отличается от других пациентов [29, 51].

Хроническая почечная недостаточность и малобелковая диета: рандомизированные контролируемые исследования

Во многих исследованиях изучалась взаимосвязь количества потребляемого белка и протективного действия малобелковой диеты в отношении почек. Однако следует предостеречь, что некоторые публикации не могут считаться полноценными клиническими исследованиями из-за их качества дизайна (ретроспективный анализ, малая выборка, неконтролируемые условия).

Опираться предпочтительно на выводы рандомизированных контролируемых исследований [58–65] и мета-анализов, удовлетворяющие критериям качества [66–69].

Rosman и соавт. [58] назначали диету с ограничением белка 247 пациентам в течение 2 [70] или 4 [58] лет. Потребление белка составляло от 0,90 до 0,95 г/кг/сут при ХПН 3 стадии и от 0,70 до 0,80 г/кг/сут при ХБП 4 и 5 стадии, тогда как пациентам контрольной группы разрешалось употреблять неограниченное количество белка.

Через два года только лица мужского пола ответили на ограничение белка достоверным значимым замедлением прогрессирования ХБП; пациенты с поликистозом почек были нечувствительны к диете. А через 4 года отмечалось выраженное увеличение выживаемости у пациентов, соблюдавших диету с максимальным ограничением (выжившие и/или пациенты без необходимости диализа, 60% против 30%, p{amp}lt;0,025) [58].

Ihle и соавт. [61] исследовали 72 пациентов с ХБП 4 и 5 стадии, получавших либо обычную диету, либо с ограничением потребления белка до 0,4 г/кг/сут в течение 18 месяцев. Реальное потребление белка составляло 0,8 г/кг/сут в контрольной группе и 0,6 г/кг/сут в группе исследования.

Скорость клубочковой фильтрации снижалась только в группе контроля. Количество пациентов, переведенных на диализ в ходе исследования, было выше в контрольной группе (p{amp}lt;0,05). У пациентов в группе малобелковой диеты (МБД) отмечалась незначительная потеря веса, но при этом в обеих группах не зарегистрировано изменения других антропометрических показателей или уровня альбумина сыворотки [61].

Locatelli и соавт. [62] проанализировали данные крупного исследования, выполненного Объединенной Рабочей Группой Северной Италии, включавшего 456 пациентов с ХПН 3 и 4 стадии в течение 2 лет. Пациенты были рандомизированы для получения 1 г/кг/сут (контрольная группа) или 0,6 г/кг/сут (группа МБД) белка, энергетическая ценность обоих рационов составляла не менее 30 ккал/кг/сут.

Однако реальное потребление белка в среднем было довольно сходным, так как участники контрольной группы получали 0,90 г/кг/сут, а участники группы МБД – 0,78 г/кг/сут с большими амплитудами результатов, затрудняющими разделение на группы.

Первичную конечную точку, почечную выживаемость, определяли как удвоение концентрации сывороточного креатинина или перевод на диализ. Различия между контрольной и МБД группами были пограничными; несколько меньшее количество пациентов в группе малобелковой диеты (МБД) достигли конечной точки (p=0,059). Авторы подчеркнули большое влияние на результаты соблюдения предписанной диеты.

В исследовании MDRD проанализировано влияние малобелковой диеты и контроля артериального давления на прогрессирование хронической почечной недостаточности у 840 пациентов (исследование A, 3–4 стадии ХБП;

исследование B, ХБП 4 стадии) [63]. В исследовании A пациентам назначали диету с содержанием белка 1,0 г и более или 0,6 г/кг/сут, а целевой уровень среднего артериального давления составлял 105 либо 92 мм рт. ст.;

в исследовании B пациентам назначали диету с содержанием белка 0,6 г/кг/сут либо 0,3 г/кг/сут с назначением незаменимых аминокислот и их кетоаналогов; целевые уровни среднего артериального давления были такими же, как в исследовании A.

В исследовании A группы не различались по прогрессированию хронической почечной недостаточности, тогда как в исследовании B отмечено несколько большее значимое снижение скорости клубочковой фильтрации (СКФ) в группе, получавшей 0,69 г/кг/сут, в сравнении с группой, получавшей 0,46 г/кг/сут с применением незаменимых кето/аминокислот; (p=0,07).

При анализе на основании реального потребления белка была выявлена сильная зависимость между реальным потреблением и падением функции почек (p=0,011) и почечной смертью (p=0,001). Снижение содержания белка в рационе на каждые 0,2 г/кг/сут сопровождалось замедлением падения СКФ на 1,15 мл/мин/год и снижением риска почечной смерти на 49% [71].

Di Iorio с соавт. [65] исследовали в течение 2 лет влияние диеты со значительным ограничением белка на эффективность эритропоэтина у 20 пациентов. Реальное потребление белка составило 0,49 г/кг/сут и 0,79 г/кг/сут.

Пациентам в группе с более выраженным ограничением белка дополнительно назначали препараты незаменимых кето/аминокислот. Ответ на терапию эритропоэтином оказался лучше в группе малобелковой диеты (МБД) с применением кето/аминокислот.

Чувствительность к эритропоэтину также была обратно пропорциональна уровню паратиреоидного гормона в сыворотке, который зависел от ограничения потребления фосфора, фосфатсвязывающего действия солей кетокислот и снижения уровня фосфора в сыворотке [65].

Хроническая почечная недостаточность и малобелковая диета: мета-анализы

Впоследствии был выполнен ряд мета-анализов [66, 68, 72]. Исследовавшимися исходами были почечная смерть, то есть необходимость перевода на диализ или летальный исход [66, 67, 72] либо ухудшение функции почек [68].

Всего были проанализированы данные 1494 пациентов (753 в группах малобелковой диеты (МБД) и 741 в группах контроля и высокого потребления белка), при этом у пациентов, соблюдавших МБД, отмечено снижение почечной смертности на 39% [72].

При анализе влияния малобелковых диет на функцию почек у более чем 1900 пациентов Kasiske и соавт. [68] показали наличие нефропротективного эффекта у пациентов, ограничивавших количество белка в рационе, с сохранением скорости клубочковой фильтрации (СКФ) 0,53 мл/мин в год (p{amp}lt;0,05).

Таким образом, при применении методов мета-анализа, повышающих убедительность исследований за счет увеличения количества наблюдений, четко установлено явное благоприятное действие малобелковых диет у пациентов с хронической почечной недостаточностью в отношении снижения почечной смертности и отдаления времени перевода на диализ.

Хроническая почечная недостаточность и малобелковая диета: выводы

Пациенты с хронической почечной недостаточностью должны соблюдать специальную диету на протяжении всей жизни. Настоятельно рекомендуется оценка пищевого рациона для обеспечения адекватного количества белка и калорий соответственно стадии ХБП.

Убедительно доказано, что при 3 и 4 стадии хронической болезни почек (т.е. при скорости клубочковой фильтрации (СКФ) от 60 до 15 мл/мин) следует ограничивать потребление белка до 0,6–0,8 г/кг/сут, при необходимости и до 0,3–04 г/кг/сут.

При ограничении белка не менее 50–60% этого количества должны составлять белки высокой биологической ценности, и рекомендуются препараты незаменимых кето/аминокислот. Адекватная калорийность рациона составляет 30–35 ккал/кг/сут.

Крайне важен регулярный контроль соблюдения малобелковой диеты и оценка нутритивного статуса больных с хронической почечной недостаточностью.

https://www.youtube.com/watch?v=ytpressru

Ермоленко В.М.Российская медицинская академия последипломного образования

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Эндоурология
Adblock detector